o_aronius: (o_aronius)
[personal profile] o_aronius
По следам одного из недавних постингов и последующего обсуждения: во-первых, обнаружилось еще одно красноречивое свидетельство нравов, свойственных дореволюционной прогрессивной общественности, и в чем-то не изменившихся по сей день: (Автор, ИМХО, угадывается на раз, но не будем отступать от традиции, пусть будет мини-ЧГК. Подсказка: по взглядам, судя по всему, он был несколько правее кадет)

Всякий, кто был правее социалистов-революционеров, был "черносотенцем".
Всякий, кто не верил, что завтра утром будет республика, был "черносотенцем".
Всякий, кто не думал, что из браунинга можно застрелить пушку, был "черносотенцем".
Всякий...
Э, да что там долго рассуждать.
- Черносотенец! Да и все.


А во-вторых, в очередной раз появился повод обратиться к любимой книге детства и отрочества. А именно - к рассказу о студенческих волнениях 1899 года.

Для тех, кто забыл: согласно герою Бруштейн, начались эти волнения так:

Началось у нас все с того, – рассказывал нам Матвей, – что арестовали несколько наших студентов: их подозревали в том, что они революционеры. Ну конечно, мы потребовали освобождения товарищей. В университете все гудело и громыхало, как перед грозой. И вот в этот самый момент – скажем прямо: неудачно выбрало начальство момент праздновать! – назначается на восьмое февраля ежегодный торжественный университетский акт… Ах, вы хотите торжествовать? А скандала не хотите? Впрочем, все равно, хотите вы скандала или не хотите, – вы его получите! Да еще какой чу́дный-чу́дный-чу́дный!.. И Матвей весело хохочет.

– Конечно, очень неприлично безобразничать на празднике, правда? – продолжает Матвей и корчит очень смешную строгую гримасу, словно передразнивает какое-то начальство. – Но стерпеть безропотно, без скандала арест наших товарищей мы тоже не могли. И вот, представьте себе, актовый зал Петербургского университета. Торжественная обстановка – высшее начальство, приглашенные – представители власти и светила науки! Ректор наш, профессор Сергеевич, – человек почтенного возраста, но никем из честных людей не уважаемый, как крайний правый! – поднимается на кафедру для доклада, бледный и взволнованный (знает кошка, чье мясо съела!). Секунда сосредоточенной тишины. Сергеевич раскрывает рот, чтобы заговорить. И вдруг буря свистков, криков: «Долой Сергеевича! Вон Сергеевича!» Это студенты начали свой концерт. Шум, рев, крики! Сергеевич на кафедре все еще пытается заговорить, да где там. Видно только, как он раскрывает и закрывает рот, ни одного слова не слышно.

А мы стараемся: свистим, орем. В общем, как говорится, бушевали – не гуляли… Поработали, можно сказать, на славу. Чу́дно-чу́дно-чу́дно! Весь синклит гостей – начальство, профессора – в полном смятении покидает актовый зал.


Упомянутый здесь ректор Василий Сергеевич - лицо совершенно реальное. Как пишут исследователи, по своим политическим убеждениям Сергеевич был последовательным консерватором. Так что здесь все верно.

Что же до всего остального - едва ли не главным источником, касающимся событий, является официальный доклад генерала Ванновского (опубликованный не официально, но вольной печатью за рубежом, т.е. в некотором смысле признанном обеими сторонами. И при чтении этого документа возникает несколько иная картина, чем у Бруштейн.

Прежде всего, "весь синклит гостей", по Ванновскому, вовсе не был "в сметении":
Шум и безпорядок продолжались, пока ректор не подалъ знака оркестру, заигравшему народный гимн, при пер­вых звуках котораго водворилась полная тишина. Гимн был выслушанъ стоя, с полнымъ уважением и, по требоваюю студентов, повторенъ. Затем была пропета традиционвая студенческая песня "Gaudeamus", и почетные посетители, и в числе их помощник попечителя округа, а вслед за ними и посторонняя публика удалились.


Студенты, собравшиеся на акт, тоже не были единодушны: Среди студентов была группа, апплодировав­шая ректору и выражавшая апплодисментами свое со­чувствие.

Но самое интересное: согласно Бруштейн, поводом для демонстрации стал арест "нескольких наших студентов". Однако Ванновскоий, и другие источники об этих арестах не знают! Согласно докладу, действия властей накануне скандала сводились к следующему:

30-го января 1899 г. д. т. сов. Горемыкин сооб­щил министру народнаго просвещения,что, в виду nредстоящаго праздника 8-го февраля, им предложено градоначальнику озаботиться предупреждением какихъ-либо нарушений студентами общественнаго порядка и просилъ объявить о запрещении ходить по улицамъ с песнями и объ установлении надзора за разрeшенными въ этотъ день чаепитиями. С своей стороны мин. нар. пр. в особом совещании 13-го января высказал, что уличные безпорядки прежних лет ни в коем cлучaе терпимы не будут и возбудилъ вопрос о необходимости предупрежденьия студентовъ относительно поведения ихъ въ день годового праздника.

Очень интересно было бы узнать, откуда у Бруштейн появились эти аресты (Версия о сознательной лжи далеко не самоочевидна, и, ИМХО, далеко не первая). Но, как обычно, спросить уже не у кого.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

o_aronius: (Default)
o_aronius

December 2016

S M T W T F S
    123
45 6 78910
1112 1314 151617
18 19 20212223 24
25 262728 293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios