Mar. 10th, 2016

o_aronius: (o_aronius)
Статья, написанная к 8 марта, и неожиданно собравшая рекордное число лайков.

Текст небольшой, поэтому копирую его сюда:

Легенде о дочери богача, которая вышла замуж за простого неграмотного пастуха, а затем двадцать четыре года прожила соломенной вдовой в нищете, пока ее муж не стал великим рабби Акивой, – повезло и не повезло. Повезло, поскольку она вошла во все хрестоматии, в том числе предназначенные для детей, и потому является одной из самых известных талмудических историй. Не повезло же, поскольку восприятие этой легенды нередко так и остается детским, хотя ее контекст, на наш взгляд, совершенно не детский. Не претендуя на всеобъемлющий анализ этого сюжета, мы, однако, постараемся исправить эту несправедливость.

Историко-религиозный контекст этой истории достаточно подробно описал американский исследователь Даниэль Боярин, так что здесь мы лишь вкратце изложим его основные выводы. По мнению Боярина, среди мудрецов существовало две «партии», которые можно назвать «монашеской» и «семейной» (терминология наша, а не Боярина). Read more... )

В этом контексте легенда о рабби Акиве, оставившем семью на целых 24 года, оказалась настоящим подарком «монашеской партии»: если так поступал величайший из мудрецов, учивший законы из коронок Торы, чьи уроки не понимал сам Моше, то как можно критиковать других мудрецов, желающих последовать его примеру. Кроме того, эта легенда оказалась весьма полезной для воспитания еврейских женщин, дабы они безропотно терпели, пока мужья пребывают в шатрах Торы, уповая получить такую же награду, как супруга рабби Акивы – если не в этом мире, так в Мире Грядущем.

Однако возможно и другое прочтение этой истории. Read more... )

У современной женщины возможностей «преуспеть» достаточно много: она может стать успешным профессионалом, предпринимательницей, ученым, художницей, актрисой, политиком… Однако Рахель жила в патриархальной Палестине, да к тому же стала героиней дискурса, в котором единственным стоящим достижением считалось величие в Торе. И в этом мире отсутствовали опции «вертикального роста» у женщин отсутствовали – мир Торы был исключительно мужским миром, в котором «каждый, кто учит дочь Торе – учит ее распущенности» (Сота, 20б).

У Рахель оставался один способ доказать отцу свою правоту: сделать своего мужа человеком, достойным быть зятем иерусалимского богача, а еще лучше – таким человеком, что всякий счел бы за величайшую честь быть его тестем. В мире Талмуда это означало сделать его величайшим знатоком Торы. Именно этого Рахель и добивается. Поэтому, когда она живет в нищете соломенной вдовой, это не просто страдание – она делает карьеру, единственную доступную ей карьеру в рамках данного дискурса.

Современным читателям и читательницам подобная «карьера», возможно, покажется не слишком привлекательной. Но удивляться тут нечему: на непривилегированных классов традиционный патриархат был не самым уютным строем. А женщины относились к таковым не только в еврейской Палестине, но и во всех соседних культурах.

Profile

o_aronius: (Default)
o_aronius

December 2016

S M T W T F S
    123
45 6 78910
1112 1314 151617
18 19 20212223 24
25 262728 293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios